Вахтенный ЖУРНАЛ

записки стороннего наблюдателя

Previous Entry Share Next Entry
30 лет.
poruchik_sr
28 января 1986 года я смылся из СССР.

Вот от этого



Я не доехал туда чуть-чуть. Вернули из славного города Абакана.



Но из этого не вырваться. У меня был друг. Некто Грин. Погуглите Елена Ильзен(Грин), это её муж. Канадец по рождению. 25 лет наших лагерей. Ему восстановили гражданство и он вернулся в Канаду в 1992 году. Через два года он приехал назад. Он не смог жить вне России...

  • 1
ничо не понятно. куда смылся, из каких лагерей? ведь мотаешься туда-сюда, значит там, хоть и здесь.

Здесь, хоть и там. ))

Присоединяюсь к непоняткам. Зачем вернулся?

За березовым соком. ))

Чудак-человек (Anonymous) Expand
Вам сколько лет?!! До какого лагеря вы не доехали и кто вас вернул?!!
Испытывая большую благодарность к людям, снимающим историю страны, не буду критиковать комментатора, единственное - не надо вместо "лагеря" говорить "концлагеря" я понимаю что это для усиления эффекта, но не нужно менять память в угоду красному словцу. Лагеря. :(
Не могу слушать "Ванинский порт" в стиле "хоровое-лыжи-у-печки-стоят".
Песня Галича гениальна, и Шевчук хорошо ее поет, он местный, понимает.

(no subject) (Anonymous) Expand
По-разному.
Большинство пытающихся - вырываются.
Но может сожрать и до нуля, да...

Меньшинство от меньшинства. В те времена.

А ты, оказывается, просто скрылся от ответственности?

Да я то до сих пор здесь. Отвечаю за каждое слово и дело делаю. Как у тебя с этим?

Сначала про канадца. Человек, который провёл двадцать лет в лагерях, обычно не может приспособиться к жизни на свободе. Он уже вообще ни к чему не может приспособиться. Он может быть не сломлен в смысле сдачи, но он сломан в смысле функционирования. Примеров сам знаешь сколько. Он не находит себе места, и места ему действительно нет. Люди поселялись у ограды лагеря. Поэтому вопрос не почему он не прижился в Канаде и вернулся - это совершенно ясно - а что с ним стало дальше: оно, конечно, российская жизнь ближе к лагерной, но, боюсь, недостаточно близка всё равно. Ты про него потом что-нибудь знаешь?

Цветаевское "Тоска по родине - давно разоблачённая морока" скорее всего читается как если бы вместо "мороки" был "морок", Но Цветаева вернулась - сам знаешь, с каким исходом. Морок. Наркотик.

К счастью, охваченных мороком не очень много в процентном отношении. К счастью, потому что этот процент надо интерпретировать не как процент тех, кому лучше в России, а в большинстве как процент не могущих жить нормально нигде, мятущихся и мечущихся. Есть, конечно, и просто сделавшие ошибку - и вернувшиеся в ту жизнь, где им реально лучше - ну скажем, потому что умеют вертеться; или потому что любят пейзаж; или потому что любят бухтеть с незнакомцами по-русски; или мало ли что ещё. Это нормально. Но их мало.

То, что Россия сама - лагерь, только внешний, кто только не писал. Можно соглашаться, можно оспаривать, можно оскорбляться. Но в смысле болезненного привыкания к тому, чего не должно быть, - это так. То, что Россия всё время воссоздаёт одну и ту же модель, которую как бы и ненавидит, - а ты попробуй освобожденным лагерникам предложить на той же территории создать своё государство, без бывших охранников и бывшего начальства. Эксперимент не проводился, вроде, но я думаю, что ты предскажешь то же, что я.

Я знаю ещё один случай, похожий на твоего канадца. Семья, жившая на Петроградской, он - рижский еврей, родные языки - русский и немецкий, в начале тридцатых уехал учиться в Берлин, биолог, тут пришли нацисты, он переехал в Париж, а когда стало ясно, что лучше куда-нибудь линять, счёл, что естественное направление - СССР, язык он знает, получить визу было просто. Жена - француженка с примесью русской крови, говорила только по-французски.

Когда я с ними познакомился, у них было два сына. Мужик не сел, что большое везенье. Жена говорила, как казалось мне тогда, с жутким для времени, проведённого в России, акцентом; сейчас я понимаю, что так все и говорят через любое время. Ностальгия по Франции была у неё жуткая. Пыталась говорить с детьми по-французски, они язык и правда знали прекрасно - ей удалось - но совершенно не считали, что должны на нём говорить дома. Начались семидесятые, старший сын уехал в Израиль, не прижился. А мать его выглядела как тропическая птичка, совершенно не советский был у неё вид. И вот как-то - не знаю, чья была идея - она прошла мимо милиционера, которому в голову не пришло, что это советский человек, во французское консульство. Году в 74 или 75м. А там выяснилось, что, естественно, у неё никто не забирал французского гражданства; но не только - по тогдашним фр. законам гражданами был и муж, и дети, и жёны детей, и бывшие жёны детей. Ну тут они засобирались как бы в Израиль, до которого, естественно, не доехали, а старший сын переехал в Париж ещё до их эмиграции, как узнал, что он француз. И вот осуществилась мечта её жизни, она дома. Но дом как-то изменился; дети почему-то всё равно говорят между собой по-русски; всё неудобно, всё не так. История грустная - она попала в психушку. Впрочем, вернись она в Россию (если бы это было технически возможно), было бы то же самое, да её и не тянуло, ей плохо было всюду.

(приходится разбить коммент на два)

окончание

За границей большинство - приживается. Вторая, послевоенная эмиграция, которую очень трудно изучать, потому что она растворилась, показывает, что чем человек "проще", тем он лучше приживается. В третьей сразу образовались гетто, это затрудняет интеграцию, но и она прижилась. Что такое прижиться? Вот я спросил об этом одну близкую приятельницу через пять лет после переселения её во Францию; родители в Москве, много друзей в Москве (сейчас уже большинство тоже не там, кстати), и, естественно, язык - родной vs ещё не в совершенстве выученный. Спросил, где она больше дома. Думал, что скажет, что всё же в Москве. А она ответила, что если она окажется на краю незнакомой дороги ночью во Франции, она твёрдо знает, что делать и как себя вести, и проблемы особой не видит. А в родной Москве - нет, не знает. И значит, у себя она - здесь.

Скорее всего, если бы нас продолжали не пускать в Россию, у меня была бы какая-то ностальгия. (Пока я жил в Америке, она вполне была). Но с конца 87 года стали пускать, я ездил сначала каждый год, потом 2002 и 2006 и всё. Больше не тянет. Я дома здесь, а в России - хуже, чем не дома: в доме, захваченном другими, ставшем чужим. Как у Окуджавы в песне про арбатского эмигранта. Естественно, каждый раз, когда я это говорю, мне начинают объяснять незнакомые со мной люди, что это у меня такая психологическая компенсация, что это я себя уговариваю, что иначе же выйдет, что я неудачник (каким они меня автоматически, ничего не зная, считают) и пр. и пр. Я не думаю, что ты так считаешь.

Предупреждение другим читателям. Это адресовано исключительно лично Поручику. Читайте на здоровье, но ни на какой коммент от кого-нибудь другого я отвечать не буду, вне зависимости от направленности и качества коммента.

Нормально так, бродяга. В 1977 я в Питере ходил с заявлением о реабилитации. Пацан четвертак оттянул, потом еще червончи, потом пять по рогам. А в 77 нашли бамажку по заявлению, что он реабилитирован был в 1956. Только ему об этом забыли сказать. Он в 1977 в Питер вернулся и черз пол года помер. Там в Печере у него цель была. Выжить. А вернулся и... вот так.

На мягкий хер Вам пройти. И больше сюда не заходить.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account